«Форум Россия 2013»: «Финансы и телекоммуникации: сближение двух секторов»

23 апреля 2013

 

Технологии меняют способы взаимодействия традиционных финансовых институтов с их клиентами. В то же время операторы мобильной связи во всем мире начинают предлагать своим абонентам финансовые услуги. Эти тенденции приводят к сближению двух секторов, что и является главной темой данной дискуссии. В зависимости от степени развития поставщиков финансовых услуг, подобное сотрудничество может либо обеспечить население базовыми финансовыми продуктами, либо поспособствовать продвижению усовершенствованных технологий, тем самым повышая качество обслуживания абонентов. Таким образом, участники дискуссии постарались ответить на вопрос, станут ли мобильные операторы конкурировать с банками или же будут способствовать развитию сферы финансовых услуг. Кроме того, эксперты обсудили, каким образом могут взаимодействовать операторы и финансовые институты, и приведет ли это к увеличению перекрестных продаж комплексных финансовых услуг. Речь также шла о том, как новые каналы предоставления финансовых услуг (например, Интернет) будут сосуществовать с традиционными сетями банковских отделений.

Открыл дискуссию Денис Бугров. Он отметил, что за последние два-три года интерес телекоммуникационных операторов к предоставлению финансовых услуг и, наоборот, финансовых компаний к сектору связи заметно возрос. Целью дискуссии, таким образом, было понять, становится ли это новым трендом, который может повлечь за собой реальные перемены, или это все лишь красивая идея, которая ни к чему не приведет. В конце вступительной речи Денис Бугров задал участникам дискуссии ряд вопросов.

Абрахам Фосс поделился своим мнением о том, обладают ли успешные телекоммуникационные компании всеми качествами, необходимыми для достижения столь же больших успехов в финансовом секторе. Он утверждает, что Telenor обладает всем необходимым и финансовый бизнес группы имеет хороший потенциал благодаря успешному позиционированию бренда (150 млн клиентов в 11 странах, взаимодействие с которыми может быть эффективно монетизировано), низкому уровню транзакционных и операционных затрат, а также развитой дистрибуционной сетью. К примеру, Telenor имеет опыт оказания финансовых услуг в Пакистане – слабо развитом рынке с охватом банковскими услугами на уровне всего 10–15%. Компания уже три года управляет совместным проектом с участием банка, специализирующегося на микрофинансировании. По словам Абрахама Фосса, после запуска этого проекта он в одночасье превратился в одну из крупнейших банковских организаций с 22000 агентов и впоследствии занял третье место среди крупнейших в мире систем мобильных платежей (4 млн клиентов, около 120 млн операций в текущем году и $1,4 млрд вливаний в систему). Помимо пакистанского бизнеса, у Telenor есть совместные платежные проекты с другими операторами и с крупнейшим банком в Норвегии, где оператор работает с внебиржевыми инструментами, страховыми и сберегательными продуктами, а также планирует заняться кредитованием. По мнению Абрахама Фосса, конвергенция услуг мобильной связи и финансовых продуктов заключается отнюдь не в том, чтобы предоставлять те же услуги по сниженным ценам, а в том, чтобы использовать имеющиеся активы для создания чего-то нового. Успех на этом направлении в значительной степени зависит от распределения цифровых услуг, режима регулирования и построения компетенции, которое требует успешного взаимодействия между участниками и их готовности сосредоточиться не на «дележе пирога, а на его приготовлении», как отметил Абрахам Фосс.

Андрей Дубовсков говорил о том, насколько велики шансы телекоммуникационных компаний на успех в финансовом секторе. Он также поделился опытом МТС в этой области. Президент МТС отметил, что опыт его компании в области финансовых услуг основывается не только на операционной деятельности МТС, но и на изучении регуляторной среды и опыта аналогов в других странах. По словам Андрея Дубовскова, возможный синергитический эффект от взаимодействия двух секторов достаточно велик. По его оценкам, к 2017 году доля финансовых услуг в структуре чистой прибыли группы МТС достигнет 5%. Он полагает, что недавнее приобретение компанией блокирующего пакета акций МТС Банка должно обеспечить успешный альянс, поскольку мобильный оператор хорошо знает своих абонентов, пользуется доверием у клиентов и обладает хорошо развитой монобрендовой розничной сетью. По словам Андрея Дубовскова, финансовый проект «МТС Деньги» уже выпустил 1,3 млн кредитных и дебетовых карт, а каждая третья покупка в розничной сети МТС оплачивается с привлечением кредитных продуктов МТС Банка, кредитный портфель которого составляет несколько миллиардов долларов. Впрочем, финансовый бизнес МТС еще будет расти и, как полагает Андрей Дубовсков, сейчас мы наблюдаем лишь первые шаги, тогда как в ближайшие год–четыре можно достичь фантастических результатов.

Иван Таврин обсудил вероятность того, что попытки телекоммуникационных компаний развивать направление финансовых услуг может постичь та же участь, что и сегмент мобильного контента: операторы буду пытаться, но так и не смогут развить и монетизировать этот вид услуг в достаточной степени, закрепив за собой роль не более чем роль канала («трубы») для передачи трафика.

По мнению Ивана Таврина, сравнивать контент и финансовые услуги не вполне корректно хотя бы из-за того, что в этих сегментах работают разные люди. В сегменте контента основной компонент – это творчество; следовательно, телекоммуникационные и финансовые услуги могут сосуществовать более тесно, чем телекоммуникационные и контент-услуги. Кроме того, некорректным будет и противопоставление финансовых компаний операторам связи, поскольку партнерство между этими организациями имеет большую важность, чем желание установить контроль над той или иной системой услуг. Мобильные устройства не могут функционировать без контента; смартфоны бесполезны без приложений, так что телекоммуникационным компаниям необходимо выступать в качестве проводников и помощников финансовых организаций.

Как только операторы связи и финансовые компании поймут, что они не конкуренты, а партнеры, объем совместно оказываемых услуг заметно возрастет. Следовательно, роль телекоммуникационных компаний – не выступать в качестве канала распространения финансовых услуг, а работать в партнерстве с финансовыми организациями.

Максим Ноготков рассуждал о том, кто должен опасаться больше: банки телекоммуникационных компаний, выходящих на рынок финансовых услуг, или наоборот. Максим Ноготков не сторонник ни одного из этих мнений, а оптимальный, на его взгляд, исход ситуации – это стратегическое партнерство. Он пояснил, что телекоммуникации и финансовые услуги – два разных вида деятельности, каждый из которых требует операционной квалификации, и возможный синергетический эффект от их объединения зачастую переоценен. По его мнению, у операторов связи есть возможность монетизировать абонентскую базу, но таким потенциалом обладают не только они. В качестве примера он привел опыт компании Tesco на британском рынке: данный ритейлер стал одним из крупнейших в стране поставщиков страховых услуг, кредитных продуктов.

Максим Ноготков подчеркнул, что для создания успешного поставщика банковских услуг большое значение имеет позиционирование бренда. Что касается конкуренции, то он считает, что лучший способ выстроить отношения между операторами и банками – это партнерство, поскольку у обеих сторон в этом случае есть свой особенный опыт: это, соответственно, строительство сетей и оценка рисков. Впрочем, он не исключил, что между компаниями может возникнуть жесткая конкуренция – такой сценарий возможен в том случае, если Россия повторит опыт США, где компании, входящие в альянс NFC, в процессе конкуренции с Google стали блокировать для своих клиентов доступ к услуге электронного кошелька Google Wallet.

Сурейя Джилив начал обсуждение роли телекоммуникационных компаний на турецком рынке финансовых услуг, который является одним из наиболее конкурентных и динамичных рынков в мире, с предположения, что через 2 года –10 лет бумажник в той форме, в какой мы к нему привыкли, уйдет в историю. Если посмотреть на историю работы 50 крупнейших турецких банков за последние 10 лет, окажется, что самыми успешными из них были те, кто сохранял технологическое лидерство и имел правильное видение ситуации.

Хотя не все жители Турции имеют банковские счета, у всех есть мобильный телефон. Население страны составляет 76 млн человек; из них примерно 50 млн имеют достаточно средств для того, чтобы пользоваться банковскими услугами, однако из этого числа лишь 60% имеют банковские счета. Поскольку все 50 млн человек платежеспособного населения пользуются услугами сотовой связи, у телекоммуникационных операторов есть возможность оказывать этим абонентам финансовые услуги в любом месте и в любое время. Например, оператор Turkcell уже сейчас предлагает своим абонентам некоторый набор финансовых услуг, однако компания могла бы действовать и в партнерстве с банками, так как в ряде случаев это оказывается более эффективным. Наиболее важный аспект для телекоммуникационных компаний – повышение качества обслуживания клиентов. Эту задачу можно решить путем налаживания самого тесного сотрудничества между телекоммуникационными компаниями и финансовыми организациями.

В настоящее время технология NFC используется лишь в 10% телефонных аппаратов, и хотя для увеличения их количества понадобится время, в конечном счете это неизбежно произойдет.

Олег Тиньков предложил свой ответ на вопрос, почему бы банкам не начать предлагать телекоммуникационные услуги, если телекоммуникационные компании выходят на рынок банковских услуг. Чтобы создать телекоммуникационного оператора, требуются частоты, за которые идет столь ожесточенная борьба, что банкам просто нет места. Прогресса в проектах MVNO не наблюдается, поскольку нет поддержки со стороны операторов, которым такие проекты просто не нужны.

Конкуренции нет ни в телекоммуникационном секторе, ни в банковском, а отсутствие конкуренции мешает налаживанию партнерских отношений. Если нет конкуренции, говорит Олег Тиньков, нет и партнерства.

Что касается экспансии телекоммуникационных компаний в финансовом секторе, то, по мнению предпринимателя, хотя и есть успешные примеры, в основном это развитие в рамках крупных финансово-промышленных групп, поэтому едва ли можно рассчитывать на развитие этих процессов в мировом масштабе. Однако, в России такая конвергенция возможна, поскольку «большую тройку» контролируют олигархи, и это является преимуществом – три крупнейших мобильных оператора, в определенном смысле, являются частью финансово-промышленных групп. Олег Тиньков не сомневается, что вслед за МТС свои банковские подразделения создадут «МегаФон» и «Вымпелком».

Евгения Завалишина заявила, что она со скепсисом оценивает перспективы NFC по целому ряду причин. Во-первых, эта технология существует уже более десяти лет и стремительно устаревает при отсутствии весомых аргументов в пользу более интенсивного ее применения. По мнению Евгении Завалишиной, в ближайшем будущем NFC едва ли станет популярной среди производителей устройств мобильной связи: сейчас они уделяют основное внимание снижению цен на смартфоны, а NFC – это довольно дорогостоящая надстройка. Кроме того, культура потребления в России предполагает, что покупатели проводят много времени в очередях, поэтому маржинальная стоимость нескольких секунд, сэкономленных за счет платежа через NFC, минимальна. Что еще важнее, Евгения Завалишина не видит перспектив для альянса телекоммуникационных и финансовых компаний из-за низкого уровня доверия потребителей к операторам связи, в то время как доверие, по ее мнению, является ключевой предпосылкой успеха. Руководитель «Яндекс.Денег» также признала, что не ожидает большого эффекта от комбинирования услуг мобильной связи и финансовых услуг. Два сектора сильно отличаются по своей природе – финансы относятся к сфере услуг, а телекоммуникационный сектор – скорее вопрос инфраструктуры.